ШВЕД (Schwed, Шведен, Шведский, Звонаревка), ныне с. Ленинское Энгельсского района Саратовской области, немецкая колония в Левобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Евангелическо-лютеранская церковь в с. Швед
с. Ленинское. Здание бывшего магазина начала ХХ в. Ныне здесь располагается библиотека. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Ленинское. Типичный немецкий дом с вальмовой крышей. Фото Е. Мошкова. 2010 г.

ШВЕД (Schwed, Шведен, Шведский, Звонаревка), ныне с. Ленинское Энгельсского района Саратовской области, немецкая колония в Левобережье Волги на левом берегу реки Большой Караман. Находилась в 407 верстах от Самары, в 35 верстах от Саратова, в 176 верстах от уездного города Новоузенск и 6 верстах от села Красный Яр по левую сторону Караманского тракта. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Красноярскую волость Новоузенского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Швед являлось административным центром Шведского сельского совета. В 1926 г. в Шведский сельсовет входили с. Швед, выс. Мечетка, выс. Пфафенинзель, Лесная сторожка. С 1922 г. после образования Красноярского кантона и до 1927 г. с. Швед относилось к Красноярскому кантону республики немцев Поволжья. В конце 1927 г. в Немреспублике была проведена административно-территориальная реформа, и Постановлением ВЦИК РСФСР «Об изменениях в административном делении АССР НП и о присвоении немецким селениям прежних наименований, существовавших до 1914 г.». Красноярский кантон был ликвидирован, а село Звонаревка передано в Марксшадтский кантон. В 1935 г. Красноярский кантон был восстановлен.

Немецкая колония Швед была основана 27 июля 1765 г. как коронная колония. Основателями колонии стали 24 семьи, прибывшие из Саксонии, Пруссии, а также Силезии, Швеции, Дании и Польши. Официальное русское название, присвоенное колонии согласно Указу 26 февраля 1768 г., – Звонаревка. Название Швед колония, вероятнее всего, получила не по имени первого форштегера, а в силу того, что шесть семей первых колонистов являлись выходцами из Швеции. Первым форштегером колонии являлся Иоганнес Шульц, 38-летний хлебопашец из Силезии, прибывший в колонию с женой Елизаветой 27 лет. Имена всех форштегеров колонии неизвестны, однако в 1790-е – 1800-е гг. форштегером являлся Кремер.

Большинство первых колонистов исповедовали лютеранство. В связи с тем, что к тому времени еще не были созданы католические колонии, как и во многих других поселениях, в Шведе наряду с лютеранами были вынуждены проживать немногочисленные католики. Здесь поселились 12 католиков (семьи Андреаса Мейтнера, Якоба Миллера, Иозефа Рашпена, Франца Розинского, а также вдовец Игнатиус Витманн). В колонии был поселен и один православный колонист Маттиас Людандер, прибывший с женой-лютеранкой и двумя дочерьми из Стокгольма (Швеция). Среди первых 29 домохозяев было 13 цеховых ремесленников (так при составлении списков первых поселенцев были записаны в этой колонии представители неземледельческих специальностей) и один солдат.

В 1769 г. в колонии имелось 20 жилых домов, 18 амбаров, 14 конюшен. Колонисты имели 48 лошадей, 73 коровы и теленка, 11 свиней, 6 рабочих волов и 6 свиней. По ведомости колоний иностранных поселенцев колонисты были наделены землей в ходе 8-й ревизии 1834 г. по 15 десятин на душу населения. По ревизии 1857 г. количество надельной земли составляло около 4,6 десятин на душу мужского населения. Особое место в промыслах жителей Звонаревки занимало производство шляп из шерсти и соломоплетение. Постепенно ремесло превратилось в доходное производство и к концу ХIХ столетия десятки женщин на собственных дворах занимались надомной работой. На производство шляп шли лучшие сорта шерсти. Спрос на продукцию был достаточно высоким, и производимая колонистами продукция массово скупалась ростовщиками и реализовывалась в крупных городах. По сведениям Центрального статистического комитета в 1859 г. в колонии насчитывалось 105 дворов. Согласно данным Самарского Губернского Статистического Комитета, в 1910 г. в Звонаревке имелось 286 дворов, в селе действовало шесть ветряных мельниц.

Весной 1921 г., когда восстание против советской власти охватило многие немецкие поселения, крестьяне Звонаревки не поддержали жестокие расправы над коммунистами, а укрыли членов сельсовета в подвалах своих домов. Несколько дней село находилось в руках восставших. 28 марта после короткого боя Звонаревка была захвачена красными отрядами и в селе вновь была установлена советская власть. После подавления восстания, по решению выездной сессии Ревтрибунала, активные участники антисоветского движения были расстреляны, а их имущество конфисковано. В конце 1920-х гг. в селе был организован колхоз «Нойе Бан» («Новый путь»), создано сельскохозяйственное кооперативное товарищество, машинное товарищество, имелась кооперативная лавка, передвижная библиотека. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Ленинское.

Школа и обучение детей. В церковной школе, появившейся в селе с момента основания, обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет. До строительства первой церкви в 1818 г. богослужения и школьные занятия проводились в школьно-молитвенном доме. К середине ХIХ в. церковно-приходская школа получила статус училища. В 1860–1870-е гг. шульмейстером в училище являлся Иоганн Куфельд, отец пастора И. Куфельда.

Кроме церковно-приходской немецкой школы в колонии во второй половине ХIХ в. действовала земская школа, в которой дети изучали русский язык. Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 3584 жителей села 441 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. Посещаемость школы в Шведе не была стопроцентной. В момент проверки 125 детей школьного возраста не приступили к занятиям. Их родители ссылались на то, что отдадут детей в школы с 8, а не с 7 лет. Многие дети не могли учиться по причине бедности родителей или ежедневной занятости в промыслах и ремеслах. В 1906 г. в земской школе обучалось 107 мальчиков, 9 девочек и работало два учителя; в церковной школе обучалось 46 мальчиков, 154 девочки и работало два учителя. Обе школы содержались на средства церковной общины. В советское время в селе действовала начальная школа.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Община колонии Швед входила в состав прихода Розенгейм (Подстепное). Приход Розенгейм (Подстепное) был основан в 1767 г. В него кроме Шведа входили колонии Розенгейм (Подстепная), Эндерс (Усть-Караман), Шталь (Звонарев Кут). В первое время после основания к приходу относились также лютеранские общины Красный Яр, Фишер (Теляузе), Шульц (Луговая Грязнуха), Рейнвальд (Старицкое). Пасторы были вынуждены обслуживать и лютеран, проживавших в удаленных от Розенгейма общинах Шефер (Липовка), Рейнгардт (Осиновка) и Урбах (Липов Кут). В 1820 г. Рейнвальд, Шульц, Рейнгардт, Шефер и Урбах были объединены в самостоятельный приход Рейнгардт (Осиновка), община Фишер была присоединена к приходу Южный Екатериненштадт. Колония Красный Яр образовала самостоятельный приход с 1880 г. Однако и после отделения данных немецких сел приход оставался достаточно многочисленным. По состоянию на 1904 г., приход Розенгейм насчитывал 12 500 прихожан. Только в 1906 г. в приходе было конфирмовано 174 человека.

После основания колонии в течение нескольких десятилетий богослужения проходили в школьно-молитвенном доме. Первая церковь в Шведе была построена в 1818 г. Она была деревянной и имела статус филиальной. Со временем старая кирха стала мала для растущей церковной общины. В 1872 г. в Шведе была построена новая деревянная кирха, вмещавшая 600 прихожан. Церковь была возведена по проекту губернского архитектора Ф. Лагуса в так называемом «бюрократическом» стиле и имела типичные для классицизма черты – двухэтажное, удлиненное церковное здание, внутренний колонный вестибюль, многоярусную башню-колокольню. Вполне оправдано и второе название данного стиля – «контор-стиль», который являлся типичным для поволжских немецких церквей и получил свое ироничное название в честь Конторы опекунства, навязывавшей общинам строительство церковных зданий по типовым архитектурным проектам. Парадность церкви придавал притвор в виде портика с треугольным фронтоном в центре главного фасада. Четырехступенчатая башня-колокольня имела три закругленные сверху окна и купол с крестом. На боковых фасадах здания располагались колонны, венчавшиеся массивными треугольными фронтонами, за колоннами находились боковые входы в кирху. Храм имел вместительные балконы второго этажа. Рядом с кирхой находились деревянная звонница и молитвенный дом. В кирхе был установлен орган известной немецкой фирмы «Зауэр» («Orgelbau W. Sauer») из Франкфурта-на-Одере (Германия), изготовленный и привезенный в Россию в 1872 г.

Первым пастором прихода являлся Людвиг Гельм из Мекленбурга, изучавший теологию в Ростоке и ординированный в 1736 г. В 1766 г. он присоединился в Любеке к первым колонистам и служил в приходе в 1767–1785 гг. Время от времени между духовенством и колонистами возникали конфликты. В 1776 г. пастор Гельм обратился с жалобой на колонистов в Контору опекунства. По словам священника, колонисты его прихода «духовныя учреждения пренебрегают», не следят за сохранностью церковных строений и не производят ремонт. Контора распорядилась о «понуждении» колонистов к посещению церкви.

Влияя на духовное развитие колоний и их внутреннюю организацию, лютеранская церковь регулировала различные стороны жизнедеятельности паствы. В первой половине ХIХ в. была утверждена инструкция колонистскому духовенству, с содержанием которой оно было обязано ознакомиться при вступлении в должность. Священникам вменялось в обязанность не только проводить богослужения и вести метрические книги, но и заниматься хлебопашеством, а также разводить тутовые деревья и тутового шелкопряда.

Под руководством священнослужителей жители колонии Швед начали разведение тутовых деревьев для шелковичного производства. Пастор Егер был награжден Конторой опекунства «за заведение шелководства». Несмотря на непростые климатические условия, по сведениям Конторы иностранных поселенцев, в 1837 г. во всех немецких колониях Поволжья насчитывалось 90 плантаций тутовых деревьев. Сырец продавался на Нижегородской ярмарке. Однако в условиях сурового климата разведение тутового шелкопряда представлялось колонистам невыгодным и постепенно утратило свое первоначальное значение.

В Шведе в семье шульмейстера родился евангелическо-лютеранский пастор Иоганн Саломо Куфельд (1868–1920), получивший образование в Дерптском университете, ординированный 30 апреля 1895 г., служивший в 1897–1908 гг. в поволжском приходе Рейнгардт (Осиновка), в украинских приходах Радомысль (1908–1911) и Николаев–Херсон (1911–1920).

Нелегко сложилась судьба последних пасторов общины. Александр Ротермель (1880–1963), скрываясь от преследований, эмигрировал из России в Германию в 1922 г. Оставшись без священника, община Шведа, как и еще 14 лютеранских общин Поволжья, присоединилась к Свободной Евангелическо-лютеранской церкви конгрегационального положения – церковной организации, существовавшей в СССР в 1927–1935 гг., созданной на основе отделившихся от официальной церкви общин и стремившейся к сотрудничеству с советской властью (была аналогична обновленческому движению в Русской Православной церкви). Создание Свободной церкви было провозглашено на 1-м Генеральном синоде «живоцерковников», который был созван бывшим кюстером Якобом Фрицлером 19–21 июля 1927 г. в с. Фишер (ныне Красная Поляна) Марксштадтского кантона АССР НП.

С целью возвращения новоцерковников в лоно официального лютеранства руководство Евангелическо-лютеранской церкви СССР приняло решение направить в 1929 г. в приход пастора Якоба Шарфа, закончившего в 1928 г. семинарию проповедников в Ленинграде. Однако органы власти всячески стремились прекратить в селе любую религиозную жизнь. В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в церковной общине насчитывалось 1952 верующих, из них 21 человек был отнесен к категории лишенцев (лишенных политических прав).

В период массированного наступления на религию в 1930-е гг. в приходах запрещалось любое обучение детей, связанное с церковными обрядами. Так, в мае 1932 г., когда церковная община Швед обратилась в секретариат Центрального Исполнительного Комитета АССР немцев Поволжья с просьбой осуществить религиозное обучение детей, 6–18 июня 1932 г. с последующей конфирмацией 19 июня 1932 г. материалы были переданы в ГПУ, которое потребовало предоставить списки всех конфирмованных детей. В 1934 г. подобный отказ ЦИКа был мотивирован напряженными работами по сбору урожая.

В условиях постоянных ограничений и преследований пастор Якоб Шарф в 1933 г., опасаясь ареста, был вынужден оставить должность священнослужителя. Прихожане вновь остались без пастора, их религиозная жизнь подвергалась жесткому контролю со стороны советских органов. Согласно сведениям, представленным Комиссией по вопросам культов в Президиум АССР немцев Поволжья, по состоянию на 1 июня 1934 г., церковь в Шведе еще находилась в распоряжении верующих, в то время как ряд других лютеранских церквей уже были закрыты. На местах предпочитали закрыть молитвенное здание как можно быстрее, чтобы не быть обвиненным в лояльном отношении к религии – противнице советской власти. Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья приняла решение о закрытии храма 2 марта 1935 г., мотивируя свое решение тем, что из 815 членов церковной общины 624 высказались за закрытие церкви.

Список пасторов. Пасторы прихода Розенгейм (Подстепное), служившие в общине Швед. 1767–1785 гг. – Людвиг Гельм (Ludwig Helm). 1777–1786 гг. – Даниэль Вилли (Daniel Willi). 1786–1788 гг. – Лаврентий Альбаум (Laurentius Ahlbaum). 1788–1792 гг. – Клаус Петер Лундберг (Klaus Peter Lundberg). 1792–1815 гг. – Кристиан Фридрих Егер (Christian Friedrich Jäger). 1816–1820 гг. – Франц Гельц (Franz Hölz). 1820–1831 гг. – Иоганн Генрих Бук (Johann Heinrich Buck). 1831–1866 гг. – Александр Карл Август Аллендорф (Alexander Karl August Allendorf). 1867–1879 гг. – Фридрих Вильгельм Мейер (Friedrich Wilchelm Meyer). 1881–1894 гг. – Карл Юлиус Гельц (Karl Julius Hölz). 1894–1901 гг. – Карл Эмиль Теодор Давид (Karl Emil Theodor David). ?–? – Иоганн Георг Ригер (Johann Georg Rieger). 1901–1911 гг. – Эмиль Фридрих Буш (Emil Friedrich Busch). 1912–1922 гг. – Александр Ротермель (Alexander Rothermel). 1929–1933 гг. – Якоб Шарф (Jakob Scharf).

Численность населения. В 1767 г. в Шведе проживало 78 иностранных колонистов, в 1773 г. их насчитывалось 72, в 1788 г. – 110, в 1798 г. – 156, в 1816 г. – 304, в 1834 г. – 589, в 1850 г. – 1011, в 1859 г. – 1286, в 1883 г. – 1634, в 1889 г. – 1646 человека. В конце 1870-х гг. несколько семей эмигрировали в Америку, только в 1877–1878 гг. из села выехал в Америку 61 человек. По переписи населения 1897 г. в Шведе проживало 2004 человека, из них 1982 были немцами. По состоянию на 1904 г. в селе насчитывалось 3343 человека, в 1910 г. – 3412 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в селе проживало 2098 человек, все они были немцами. В 1921 г. в селе родилось 111, а умерло 265 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Шведе насчитывалось 1677 человек. В 1923 г. количество населения сократилось до 1623 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1926 г., в селе насчитывалось 312 домохозяйств (из них 311 немецких) и проживало 1759 человек (837 мужчин и 922 женщины), в том числе 1754 немца (834 мужчины и 920 женщин). В 1931 г. в Шведе проживало 2112 человека, из них 2082 были немцами, в 1939 г. – 2550 человек.

Село сегодня. Ныне с. Ленинское Энгельсского района Саратовской области. Современное Ленинское занимает сейчас менее одной трети дореволюционного Шведа. С каждым годом остается все меньше объектов немецкого зодчества. В селе имеются старинные постройки – один кирпичный и несколько деревянных домов, многие с типичными для немецкой архитектуры вальмовыми четырехскатными крышами. Вальмовые крыши, образованные двумя трапецеидальными скатами и двумя торцевыми треугольными скатами, являлись традиционными для южных районов Германии. У немцев-колонистов в связи с отсутствием фронтонов такая крыша считалась экономичнее двускатной по расходу стеновых материалов. Вместе с тем, имея наклонные ребра на границе скатов и вальм, такая крыша требовала от жителей немецких поселений установки сложных стропил и дополнительных работ по подгонке кровельных материалов. Подкровельное пространство своих жилых строений колонисты издавна использовали для различных целей – как способ вентиляции, для освещения помещения, как архитектурный элемент, призванный оживить кровлю, придать ей «изюминку».

В старых немецких домах до сих пор проживают современные жители села. Здание церкви в современном Ленинском не сохранилось. На центральной площади, где ранее находилась кирха, – пустырь. По состоянию на 2009 г., в средней школе с. Ленинское обучалось 226 учеников и работало 28 учителей.

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 4097, 11624; Ф. 637. Оп. 2. Д. 675, 680, 3039; ГИАНП. Ф. 282. Оп. 1. Д. 1–4; Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 81; Д. 890. Л. 36; Д. 941. Л. 21; Д. 1002. Л. 11; Д. 1138. Л. 138; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 94. Л. 212–213; Д. 299. Л. 25; Оп. 2. Д. 4.

Литература

Герман А.А., Иларионова Т.С., Плеве И.Р. История немцев России. Учебное пособие. – М., 2005; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII–ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. – Часть I; Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь и Советское государство (1917–1938). – М., 1999; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. – Martin-Luther-Verlag, 1988; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 4. Kolonien Reinhardt – Warenburg. – Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 2008; Schnurr J. Das protestantische Gotteshaus // Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlanddeutschen. – Ev. Teil. – Bearbeitung J. Schnurr. – Stuttgart, 1978; Terjochin S. Deutsche Architektur an der Wolga. – Berlin/Bonn, 1993.


КОММЕНТАРИИ
Комментариев (0)

Комментировать:
Имя:
Текст комментария:
Подняться вверх